Властелин колец. как оно было на самом деле

      Комментарии к записи Властелин колец. как оно было на самом деле отключены

Властелин колец. как оно было на самом деле

История, поведанная Толкином, а позже экранизированная Джексоном, постоянно казалась мне необычной. Этакая… агитка, что ли. Все черно-белое, никаких полутонов.

В том месте — солдаты света, тут — мерзкие орки под командой полного зла.

Подозрение, что историю писали победители, а потому самую малость ее напильником под себя обработали, меня никак не оставляло.

В общем, для тех, кому эта шляпа также белыми нитками шитой казалась, выложу тут данный маленький рассказ. Создатель его — 17ur (www.juggernotes.com/html/body_body_aei.html)

Просматривать нужно пристально, и тогда очень многое поднимается на собственные места.

Кстати, предваряя — уверен, что эмиссара Валинора Гэндальфа потом делали выводы и казнили. В средиземном Нюрнберге.

Итак:

…Начинался август, и заканчивалась Третья эра.

Турбина БТР в последний раз пронзительно взвыла и умолкла. Старик негнущимися от холода пальцами отодвинул одеяло со стекла и выглянул наружу. БТР стоял внизу, похожий на коробку со скошенным передом, в грязно-белой зимней раскраске. Гусеничный. Чужой.

Косо прицепленный к прутику антенны, трепетал на морозном ветру флажок с эмблемой гуманитарной миссии.

Орки с вёдрами, возвращавшиеся от колонки, не решались пройти рядом, останавливались на почтительном расстоянии и ожидали. БТР разродился четырьмя пассажирами — тремя эльфами со карликом и штурмовыми винтовками, практически круглым из-за тяжёлой, совсем невоенной шубы. Карлик в сопровождении двух эльфов бодро покатился к подъезду, третий эльф выплюнул на снег розовый комок жвачки и занял пост рядом с машиной.

— Из-за чего поднялись? — с тяжёлым выговором полюбопытствовал он на Чёрном наречии у орков, мнущихся рядом. — Проходите, скоро!

Старик скатал одеяло на подоконнике. Вот за ним и пришли. Необычно, что они протянули целый июль.

Он в последний раз осмотрел собственную убогую помещение. В углу выпирала из дневного полумрака самодельная буржуйка. Книги громоздились около двери, сложенные в неровные стопы — книжные полки в далеком прошлом пошли на дрова.

В другом углу размешался ворох всевозможных тёплых вещей — в том месте старик дремал; вернее, пробовал заснуть.

В дверь постучали, культурно. Старик секунду думал, стоит ли открывать, позже набрался воздуха и направился в прихожую.

— Здравствуйте, — дружелюбно сообщил карлик, появлявшийся при ближайшем рассмотрении круглощёким и курносым. — Разрешите войти?

Старик без звучно посторонился. Один из сопровождавших эльфов змеиным перемещением влился в раскрытую дверь, огляделся, после этого прошёл на кухню, снова прошёл по коридору, осмотрел помещение старика, после этого вторую помещение, нежилую, вымерзшую и пустую, если не считать телевизора с мелким выпуклым экраном. Эльф хмыкнул.

— Заходите, господин, — буркнул он на общем. Карлик вошёл в квартиру и стащил меховую шапку с кудрявой головы.

— Здравствуйте, почтенный Азанг, — поздоровался карлик. — Моё имя Сэм Гэмджи. Консультант гуманитарной миссии Валинора in partibus, так сообщить, barbarorum.

Старик не ответил. Но, карлик и не нуждался в ответе.

— А вы — Тулуг Азанг, полковник Министерства Безопасности государства Мордора в отставке. Но, консультантом МГБ вы остались и на пенсии. — Сэм Гемджи натянуто улыбнулся. — Я думаю, мы осознаем друг друга. Как консультант консультанта.

— Сомневаюсь, — проговорил полковник Азанг. — Не вижу стимулов и причин к согласию. Не вижу кроме этого, — в голосе ветхого орка, подобно акульему плавнику над водной гладью, показалась и пропала неприязнь, — не вижу кроме этого обстоятельств, по которым мы не должны прекратить разговор прямо на данный момент, почтенный Сэм Гэмджи.

— С э р Сэм Гемджи, — холодно исправил карлик. — Что же до стимулов и причин — они имеется. Лишь вы о них не понимаете. И ни при каких обстоятельствах не определите, в случае если разговор на данный момент закончится.

Один из эльфов расположился у входной двери, второй подпирал косяк двери жилой помещения. У обоих были вытянутые породистые лица, совсем равнодушные к происходящему.

— Прошу прощения, с э р Сэм Гемджи, что не предлагаю сесть. Сидеть не на чем, вся мебель ушла в печку, — сообщил полковник Азанг, по окончании чего примостился на ворох тёплой одежды в углу, умело поджав под себя старческие кривые ноги в пухлых обмотках.

— Итак, — начал никак не смутившийся карлик и не чинясь уселся на корточки около противоположной стенки, — вы нам нужны. Нам — не означает гондорской разведке и тем более валинорскому Бюро. В другом случае тут уже окаянствовала бы несколько захвата.

Либо ещё легче — гранату из подствольника в необходимое окно и вымести тело.

— Неужто мной заинтересовались политики? — Вопрос раздался практически без насмешки. — С чего бы?

— Как раз политики, как раз, — подхватил господин Сэм Гемджи. — Действительно, интерес к вам не так уж и велик, — честно признал он.

— По слухам… Другими словами в то время, когда ко мне ещё доходили слухи из столицы, ваши политики заинтересовались Номером Восьмым, и была громадная буча. Элитная танковая дивизия Варда Элберет и всё такое другое… Это правда?

— Действительно, — признал карлик. — Кто имел возможность вообразить, что член Объединённого Революционного Комитета, нёсший ответственность за сельское хозяйство, сумеет фактически под носом у экспедиционных сил воздвигнуть целый укрепрайон… Мы понесли утраты.

— Ну нужно же! — притворно изумился старик. — А я-то считал, что у союзников утрат не бывает в принципе. По радио, по крайней мере, ни при каких обстоятельствах не говорят.

— А у вас имеется радио? — задал вопрос карлик.

— Был мультидиапазонник. Выменял на консервы. Всё равняется батареи на данный момент весьма редки и дОроги.

— Другими словами вы не имеете представления о последних новостях? — уточнил господин Сэм Гемджи. — В то время, когда вы лишились приёмника?

— Последним, что я слышал, были омерзительными бреднями о каком-то супергерое Фродо Норохолме и группе Кольцо, высвободивших огромную страну от тирании ОРК. По-моему, так извратить настоящие события дела смогут лишь эльфы.

— А вы привычны с неизвращёнными событиями? — интонация карлика не показывала , то ли он неумело скрывает удивление, то ли умело его, удивление, изображает.

Старик поморщился. Очевидно, он был знаком с событиями — должность такая. Он заговорил сухо, размеренно, как будто бы просматривал лекцию первокурсникам-лейтенантам в гулкой мрачной аудитории Барад-Дурского Университета.

— Коммандос Валинора доставили в окрестности Ородруина — вероятнее, заложили в ветхую шахту в районе Шелоб — кумулятивный термоядерный заряд громадной мощности. Тектонические последствия взрыва проявились в выбросах и извержениях сажи и пепла в воздух, в соответствии с расчётам суперкомпьютера Гэндальф валинорского Комитета глав штабов. ОРК пробовал сохранить управление страной до последнего, не обращая внимания на локальную массовый голод и ядерную зиму.

Неизвестно, удалось бы это нам либо нет. Последовали десанты союзников на ракетные площадки и загоризонтные РЛС ПВО, и предупредительные удары по отечественным АПЛ, по окончании чего началось полномасштабное вторжение, культурно поименованное гуманитарной интервенцией. Достаточно?

— Достаточно, — кивнул карлик. — А в действительности всё было так. Объединённый Революционный Комитет в далеком прошлом и настойчиво занимался разработками тектонического оружия. В один момент в стране росло, ширилось и набирало силу демократическое перемещение, признанным фаворитом которого стал Фродо Сумникс, родственник Бильбо Сумникса, расстрелянного в ходе сталинских репрессий.

Старик не прерывал, не смотря на то, что имел возможность бы.

— Взяв доступ к информации по проекту Всевластие и прикинув его примерные последствия, несколько в составе… ну, об этом позже… решила остановить проект, угрожавший тотальным уничтожением судьбы в Средиземье.

— Очевидно! — Не удержался от реплики полковник Азанг. Имей ирония тротиловый эквивалент, на месте пятиэтажного дома показалась бы воронка приличных размеров.

— При помощи сотрудников гондорской разведки им удалось склонить к сотрудничеству работника вашего ведомства, лейтенантаГорлума, сумевшего обеспечить им доступ в центр управления проектом. Полномасштабный взрыв удалось не допустить, но увы… всецело нейтрализовать проект выяснилось неосуществимым. В итоге, имеется некая эпическая справедливость в том, что пострадала лишь страна, режим которой замышлял геноцид цивилизованнного человечества.

— Ну как же, куда же без геноцида, — неуважительно буркнул полковник как будто бы про себя.

— Ведомые гуманизмом, цивилизованные государства решили вмешаться и оказать помощь гибнущей от холода и голода стране, народ которой решительно отверг угнетение ОРК. К сожалению, отдельные фанатики оказали сопротивление.

— Целая эскадра фанатиков, утопившая ваш якобы неуязвимый авианосец Нуменор, не считая трёх эсминцев охранения и ударных крейсеров, — прокомментировал старик. — Гарнизон Минас-Моргульской базы, про что тут ходят слухи, словно бы он до сих пор фанатично сражается, не обращая внимания на вакуумные бомбы и ви-газы. Методически и фанатически чистящая вашу спутниковую группировку орбитальная платформа Глаурунг с обречённым экипажем.

И партизанские отряды, сравнительно не так давно с положенным по событиям фанатизмом стёршие с лица земли бронеколонну мучителей лейтенант-колонеля Боромира. Очень отдельные фанатики, смею подметить.

— Манве с ним, с Боромиром, — мягко сообщил господин Сэм Гемджи. — Амбициозен был оберст, многого желал добиться… Но мы тут всё говорим и говорим, а уже время ланча. Гилдор, обеспечь.

Гилдор отлепился от дверного косяка и принялся снабжать. Скоро на полу — а правильнее, на развороте издания Парторк годичной давности — появился натюрморт армейского времени: консервы с броскими наклейками Бомбадил и Бомбадил, Инк., бутылка эсгаротской Драконьей крови (если судить по этикетке, не меньше чем десятилетней выдержки) и толстые ломти пайкового лембаса.

— Приступим? — плотоядно узнал консультант гуманитарной миссии. Старик устало махнул рукой:

— Да вы ешьте, ешьте сами. Я не голоден. — Что было идеальнейшей и наглой ложью.

Господин Сэм Гемджи пожал плечами и дёрнул за кольцо первой банки. Питаясь, он постоянно говорил , крошки летели на пол и на разворот издания Парторк, где безмятежно красовался орденами Номер Первый, кроме того не подозревающий о существовании фройляйн Йовин, сотрудницы роханского консульства, по совместительству киллера-камикадзе. Прошляпили, — самокритично поразмыслил старик, не смотря на то, что охраной занималось второе управление МГБ.

Господин Сэм Гемджи непоследовательно говорил.

— …А Мавзолей Моргота… другими словами, простите, Мелкора, мы взорвали. По столице было объявление, но из-за холодов пришло не так уж большое количество зрителей. Прочная конструкция, очень. Мумию протащили за хаммером по всей Тёмной площади. Многие ликовали. Позже сожгли.

Президент Сумникс уже издал распоряжение о люстрации. Честно говоря, он осуществляет контроль положение ровно в той степени, в которой это разрешаем ему делать мы.

Полковник МГБ Тулуг Азанг пристально слушал.

— Само собой разумеется, кроме того в столице ночами постреливают, и патрули вынуждены функционировать усиленным порядком. Партизанские банды в регионах, под предводительством бывших партийных деятелей, по большому счету неприятность номер один. Но неприятность эта решаема, хотя бы и через массовые экзекуции.

В итоге, Сарумана дотянулся-таки отечественный агент, некто Грима. Не смотря на то, что соглашусь — Саруман подавал надежды. Фаворит либерального крыла в ОРК.

Нет, не оправдал.

Господин Сэм Гемджи прожевал и выдержал паузу, которая ему самому очевидно мнилась угрожающей.

— Надеюсь, вы, полковник Азанг, отечественные надежды оправдаете.

Щенок, — поразмыслил полковник. — Вербовщик. На 60 секунд консультант гуманитарной миссии напомнил ему привычного особиста из гвардейской дивизии Урук — редкого идиота, наверное, упавшего в действительность прямо из валинорских шпионских романов. Должно быть, данный недоросток также их просматривал.

— Видите ли, вы — глубокоуважаемый в отечественных кругах специалист. Из этого направляться: первое — вас нельзя оставлять в живых, поскольку ваши измышления довольно валинорских коммандос и полномасштабных вторжений… смущают. — Господин Сэм Гемджи тонко ухмыльнулся.

— Это ещё не все измышления, — любезно увидел старик. — Могу добавить, что неколебимый борец за народовластие Фродо Сумникс был очевидной подмёткой у лейтенантаГорлума.

— Подмёткой? — Похоже, знание идиом отказало карлику.

— Стукачом. Доносчиком. Нужно же было освещать это кукольное диссидентство. Многие освещали. Кстати, об освещении. Слышал я, как архивы в столице палили.

Будь отечественный посёлок километров на десять к столице поближе — может, и заметил бы. М-да… Воистину, лейтенантМГБ Горлум, служащий проводником в центр управления мифическим проектом Всевластие — картина, не лишённая некой эпической справедливости. И мирового идиотизма.

— ТушЕ, — взмахнул сандвичем господин Сэм Гемджи. — Но для народов Валинора, Гондора, Рохана, Умбара и других… какая, в сущности, отличие? Большая часть людей в этих государствах уверены, что у орков клыки и зелёная кожа. Изо рта торчат, я имею в виду.

А по улицам ходят медведи и едят осетровую икру древесными ложками.

— Так-таки ходят и ложками едят? — хмыкнул полковник. — Но, продолжайте. У вас так как имеется и во-вторых?

— Само собой разумеется. Во-вторых, вы являетесь совершенной кандидатурой для вброса нужной нам информации. Видите ли, в Валиноре затевают громадной проект.

Газеты, телевидение, книги… Смерть Мордора. Историческая правда превыше всего.

— Правда? — переспросил полковник.

— Действительно, — жёстко сообщил консультант гуманитарной миссии. — Правда — это то, что нельзя опровергнуть. История — весьма правдивая наука. Тем более, что архивы легко жечь. Так что Фродо и несколько Кольцо вправду разделались с чёрными силами ОРК. И проект Всевластие вправду поставил Средиземье на грань глобальной трагедии. И никаких полномасштабных коммандос.

Ко мне едет головной разработчик проекта, доктор наук одного из валинорских университетов. Вначале он погостит в Лориене, у металлической леди Галадриэль. После этого — фактически на место событий, через Бурые Почвы, Северный Итилиен и Мораннон.

В том месте вы с ним и встретитесь.

— И я, нужно осознавать, обязан подтвердить услышанное от вас? — медлительно, практически по слогам выговорил полковник Азанг.

Господин Сэм Гемджи покачал головой. Недоеденный бутерброд лежал на блестящем лике Номера Первого, и голодному старику стоило громадных упрочнений не наблюдать в том направлении.

— Вы получите нужный материал. Это сотни и сотни страниц, но я думаю — вы справитесь. В том месте большое количество больше услышанного от меня. В том месте, по сути дела, разрешены все политически спорные вопросы писаной истории. Вы, само собой разумеется, не историк, но отечественный электорат учёным не особенно и верит.

Бывший работник наводящего кошмар эМ-Джи-Би… Значительно эффектнее.

— И из-за чего я догадываюсь, в чью пользу разрешены все спорные вопросы? — риторически изрёк полковник. Господин Сэм Гемджи хохотнул. Скуластое лицо полковника затвердело.

— Возвратимся к началу отечественного беседы, с э р Сэм Гемджи, — сообщил он, как плюнул. — Не вижу стимулов и причин, в следствии которых я взялся бы за это… предательство.

Карлик осушил стаканчик Драконьей крови, свернул пластмассовые кольца стакана и выдержал очередную посредственную паузу.

— Ваша старшая дочь живёт в столице. Вам назвать адрес? Её сын, ваш единственный внук, выпускник одного из горгоратских военных училищ, не помню какого именно… так вот, он попал в плен, в то время, когда остатки ваших северных армий были зачищены в Моранноне. Ваш внук серьёзно ранен, а в лагерях для пленных такие продолжительно не живут.

Вот, фактически, и цена.

— А мои младшие дети? — хрипло задал вопрос ветхий орк.

Эта пауза, в отличие от прошлых, не казалась преднамеренной, и полковник Азанг внутренне возликовал. Не знает! Сыновья старика, братья Азанги, служили на Минас-Моргульской базе.

Значит, слухи не лгали. Что ж…

— Мертвы. Погибли смертью храбрых, — весьма честно сообщил господин Сэм Гемджи. Старик кивнул.

— Другими словами вы обещаете жизнь моим родственникам в обмен на предательство?

— Поразмыслите сами, — раздражённо ответил карлик. — Какое это какую жизнь и предательство мы вам обещаем! какое количество времени вы не ели?

— Это не имеет значение. Принципиально важно, что силы хороша и, так сообщить, вечного света угрожают убить…

Гилдор у двери кратко засмеялся. А карлик так по большому счету разразился гомерическим смехом, елозил шубой по нечистой стенке. Разговор на какое-то время прервался, позже господин Сэм Гемджи увидел, вытирая слёзы:

— Добро постоянно побеждает зло. Следовательно, то, что побеждает — добро. И не к лицу зелёному и клыкастому орку просматривать нам мораль.

Я задаю вопросы — вы согласны?

Полковник Тулуг Азанг не был уверен, нужно либо не нужно ему, со своей стороны, выдерживать паузу перед ответом. Коротышка вёл себя так довольно глупо, что его реакции до тех пор пока представляли собой настоящий тёмный ящик кроме того для умелого гебиста.

— Я согласен, — сообщил полковник. Господин Сэм Гемджи задумчиво кивнул.

— Это прекрасно. Тогда вот что. Господа сопровождающие, обождёте меня на лестничной площадке.

Эльфы удалились, скрипнула входная дверь, подкованные армейские ботинки простучали по лестнице. Из недр шубы явились пара сложенных в четыре раза листков. Карлик протянул их орку.

— Эти сведения имеют более большой приоритет, нежели те, что на следующий день выдаст вам рабочая группа. Тут изложена самая верная версия похода группы Кольцо…

— В которой господин Сэм Гемджи — в случае если и не основной, то храбрец, — додумался полковник.

— Как раз. И рекомендую вам не забывать, что ваша судьба всецело зависит от меня, но в случае если эта… невинная подтасовка будет раскрыта, я отделаюсь штрафом. А вам нужно не забывать о родных.

Старик улыбнулся.

— Но, разрешите вопрос… Только из любопытства. Вы готовите какую-то книгу, сериал либо что-то наподобие, я верно осознал? Что-то подобное отечественному Негромкому Андуину?

— С одним маленьким различием, — проговорил карлик, с упрочнением поднимаясь на ноги и отряхивая полы шубы. — Как я не забываю ваш Негромкий Андуин, образы неприятелей в том месте чересчур рельефны и человечны. Нам это не подходит. Орков в отечественной картине мира практически нет. Так, бегают по лесам с примитивным оружием, весьма скоро умножаются в числе, всегда терпят поражение и истребляются до последнего.

не сильный, ущербны и страшны только звериной хитростью. Зелёные, с клыками и воняют.

Желание выбросить карлика из квартиры стало практически непереносимым. Оставался и второй вариант. В куче тёплых вещей на полу ядовитым насекомым таился наградной Тонгородримский Таргаша, замечательная и надёжная машинка, с утра чищенная и перебранная.

Обоймы ТТ должно было хватить и на консультанта гуманитарной миссии, понятия не имеющего о работниках МГБ ветхой закалки, да и на его неправдоподобно лопушистых бодигардов.

— на следующий день ко мне к полудню подойдёт джип. Просьба собраться и готовься .

Старик кивнул ещё раз.

Джип — то, что необходимо. Более того, это ухмылка судьбы. Не более трёх сопровождающих, которых возможно перестрелять сходу.

Это их документы, пропуска и оружие. В итоге, полковник Азанг не умел руководить бронетранспортёром той модели, что громоздится на данный момент под окном.

— Так мы договорились? — карлик протянул пухлую лапку, с восхитительной наивностью рассчитывая на рукопожатие. Расчёты не оправдались. — Тогда до свидания. До на следующий день.

— До на следующий день.

В то время, когда за сэром Сэмом Гемджи захлопнулась дверь, старик прошёл обратно в жилую помещение. В том месте он развернул полученные от сэра Сэма Гемджи страницы и принялся просматривать феанорову скоропись, иногда дробно хихикая. В то время, когда гнусный вой двигателя БТР затих далеко, и лишь тогда, старик набросился на еду, покинутую пришлецами. Он жадно поедал лембас, но оставил на следующее утро несколько ломтей а также не вскрыл единственную банку тушёнки.

Допив вино, орк собрал крошки с бумаги в горсть и послал их в рот.

Позже он забрал пара книг, открыл створку буржуйки и бросил их в том направлении. Сейчас не имело смысла экономить горючее.

Предстояло отыскать в памяти злые ветхие деньки, в то время, когда на склонах Эмин Майла отступающие части прочно перемешались с заградотрядами, и по этому месиву били САУ гондорского экспедиционного корпуса, а лориенские горные стрелки не имели привычки брать пленных. Тогда удалось победить. Вычеркнут, мерзавцы, — полковник скривился, как от зубной боли. Он вытащил атлас трасси начал изучать паутинообразные схемы, делая карандашные пометки и бормоча старую, курсантских времён строевую …хочется блевать, но не время, время начищать сапоги…

Полуденное небо напоминало цветом закопчённый лист брони. Шёл нечистый снег. В Минас-Тирите оправдывался в чём-то неважном перед журналистами и парламентом президент Арагорн.

Заканчивалась Третья Эра. И заканчивалась она так же бестолково, как и начиналась.

Ближайшие записи:

Загробный мир Средиземья | Властелин Колец / The Lord of the Rings


Статьи по теме: